Папа…


Папа.
Я делал зарядку в парке. Мой велосипед стоял у сосны. На футбольном поле родители играли с малышами в футбол, бадминтон, запускали тарелочку, догоняли маленькую собачку, загорали и вообще вели активный образ жизни. По дорожкам парка вокруг поля двигались стайки гуляющих горожан.
Я отвлёкся попить и обратил внимание на расположившихся среди сосен, совсем не далеко от меня, мужчину лет сорока пяти, женщину молодую и мальчика от силы лет двенадцати. Они поставили подростковый велосипед у дерева и стояли, словно ждали чего-то. О чём они говорили я не слышал. Мужчина в синей тенниске и брюках с наглаженными стрелочками вдруг отделился от них и, взяв в руки сухой сучок, наступив ногой, сломал его. Он покрутил в руках обломки, померев их, направился к женщине и мальчику.
— Что думаешь?
— Не знаю.
— Ударит?
— Кого?
Мужчина выглядел странно. Высокого роста, коротко стриженный, движения походящие на заключённого, лицо серьёзное. Он подошёл и положил сучки на землю. Женщина в розовой кофточке и чёрной плиссированной юбке стояла не двигаясь.
— Не ударил. А что он собирается делать?
— Думаю развести костёр.
— Но в парке это делать нельзя.
— Он явно об этом не осведомлён.
Мальчик стоял облокотившись спиной на молодую берёзку и спокойно смотрел как мужчина собирает сучья. Они все трое не были похожи на семью, по крайней мере на то что я сегодня вижу что похоже на семью.
— Что будем делать?
— А что ты предлагаешь?
— Ну ведь жечь костёр нельзя.
— Он пока и не делает этого.
— А что он по твоему делает?
— Собирает хворост для костра.
— Вот я и говорю его надо остановить.
— Давай посмотрим что будет.
— Ты испугался?
— Нет. Но мне бы не хотелось заниматься объяснениями. Он явно упрям и это займёт время.
Мужчина продолжал собирать сучья. Он сложил из небольших веточек пирамидку прямо на тропинке и, держа в руках солидную палку, подойдя к женщине и мальчику, начертил на земле черту.
— Ты что-нибудь понимаешь?
— Нет. Сейчас точно нет.
— Так ты пойдёшь с ним говорить?
— Да. Я пойду и скажу.
Мужчина, держа в руке палку, что-то объяснял мальчику. Я услышал что мальчик назвал его папа, затем взял в правую руку палку, подошёл за черту и, начал размахиваться.
— Что это такое?
— Ты меня спрашиваешь?
— А у кого мне ещё спрашивать? Тут больше нет никого рядом.
— Понятия не имею. И более того, мне это очень не нравится. Это кажется странным.
Мальчик размахнулся и бросил сучок перед собой.
— Ха! Я понял! Это «городки»!
— Я так и знал что это гости из прошлого.
— Ну ты уж прямо скажешь.
— Да ты посмотри как они одеты, как двигаются. А эта игра? Ты когда последний раз видел чтобы в неё играли на улице?
— Давно. В «городки» играли очень давно. В моём детстве.
Странная семья играла в «городки» в парке, среди сосен, не торопливо, без крика и беготни, основательно прицеливаясь битой по фигуре из веточек. Папа ходил собирать биты и строить фигуру, мама с сыном, стоя за чертой, ждали его.
— Ну, что скажешь?
— Ничего не скажу. Ты прав. Они из прошлого. Так сегодня себя не ведут люди.
— А что я тебе говорил.
— Я чувствовал сразу что тут что-то не так.
Семья с папой во главе спокойно продолжала играть в игру которая исчезла как минимум лет сорок тому назад из нашего обихода.
Я закончил делать зарядку. Поблагодарил Парк. Сел на велосипед и поехал домой.
Давно я не видел чтобы в парке играли в «городки», очень очень давно, еще в начальной школе. А это пятьдесят лет как будет, если не больше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *