… наказание как преступление …


«… ибо не ведают что творят …»
Люди живут, управляемые обидами, они копируют поведение других, их окружающих людей, опираясь на постулат «… делай как все, все дураками быть не могут …». Действительно не возможно поверить в то, что вокруг все дураки, просто никак не возможно, от такой мысли можно сойти с ума. А значит делай как все создаёт устойчивую работу оправдательной функции, что все ошибаться не могут, что и закреплено постулатом «… он терпел и нам велел …»

— Помогите пожалуйста, вся жизнь наперекосяк, такое ощущение что на меня надели упряж и я как лошадь тяну что-то, а сдвинуть с места не получается, силы на исходе, вот сейчас упаду и Дух вон.
— Хорошо. Давайте начнём с начала.
— Я и говорю что мне плохо.
— Нет. Не с того что вы сказали. Начнём с того, что вас привело к этому.
— Так если бы я только знал, сам бы справился и не ходил по миру с протянутой рукой, прося помощи у всех кто встретится на пути.
— Давайте начнём с самого раннего в вашей жизни конфликта, с того что вы помните и того, что максимально не хочется вспоминать.
— Знаете, детство было не простое, но вспоминать нечего.
Я посадил пациента в центре комнаты, прошел по его памяти в детство и нашел то, о чем он упорно хотел забыть. Затем мы начали готовить условия для работы. Я видел что ему просто не хватит силы если погрузить его в событие, сломавшее его психику и жизнь. Мы работали весь день до позднего вечера, мы вспоминали с ним его детство. Я чертил диаграммы его зависимостей от убеждений, транслированных ему родителями в совсем маленьком возрасте и то, как эти убеждения сейчас влияют на его мир. День был очень трудный. Ночью пациент метался в кошмарах, кричал, стонал, а утром смог вспомнить только одно — мерзла нога, высунутая из-под одеяла и чей-то голос ему говорил что Цветков хочет его заморозить.
Утром второго дня продолжили работать с детскими воспоминаниями. Вот тут все и началось.
— Я защищал младшего братишку.
— А вам самому тогда сколько было?
— Я еще в школу не ходил.
— Вы с братом были дружны?
— Не скажу чтобы да, мы больше ссорились и даже дрались.
— Что же тогда побудило вас к защите его?
— Но его били не по справедливости.
— И что произошло?
— Они бросили брата и схватили меня. Он упал с кровати и ударился головой, затих, я слышал еще тогда что он не плачет. Я свернулся в клубок и провод удлинителя обжигал спину, ягодицы и ступни. По голове не били.
— Что побудило такой всплеск ярости?
— Пропали деньги, а у брата нашли в кармане обертки от конфет, таких в доме не было.
— Большая сумма пропала?
— Да. По меркам зарплаты половина.
— Деньги потом нашли?
— Потом нашли.
— Что было с вами дальше?
— Я кричал под ударами провода, у отца рука и сейчас тяжёлая, а тогда это было невыносимо. Но мать вмешалась, она взяла меня за ступни и стала тянуть, она кричала чтобы я не сжимался и требовала бить по ногам, так я, по её мнению, смог бы понять всю полноту содеянного. Провод обжог внутреннюю сторону бедра. Боль ударила в висок. В голове начало гореть. Она раздвигала мои ноги, он бил, огонь нестерпимой боли ударял в висок, я завыл. Вой был не человеческий. Сквозь боль я отметил что не могу иначе выразить то, что со мной происходит. Я услышал лай. Мой лай. Собачий лай. Меня бросили. Они испугались что я сошёл с ума. Выбежали в огород из дома. Я выл и лаял, я звал брата. Он пришёл и обнял меня. У меня носом пошла кровь.
Пациент замолчал. Он набирал ртом воздух, с шумом выпускал его изо рта, но ничего не говорил. Состояние детства вернулось. Он начал дрожать всем телом и готов был упасть. Я проводил его в процедурную и уложил на массажный стол.
Мы работали час.
Страх ушёл и речь вернулась. Осталась только боль в височном отделе.
Я дал ему технику работы с гематомами и велел делать, приложив руку к виску.
Его глаза прояснились. Боль отступила.
Часа два мы гуляли в парке. Мы работали с энергиями природы и убирали последствия психотравмы.
Вернувшись домой, пациент сел писать произошедшее. Через пару минут его рука остановилась и он поднял на меня лицо.
— Я ничего не вижу.
— Обоими глазами?
— Нет. Правым совсем. Левым только тени.
— Вставай.
Я начал работать с височной областью. Событие детства вышло полностью в физическом проявлении.
Через час зрение вернулось полностью. Боль в голове стала блуждающей, металась справа на лево.
Я посадил пациента в середину комнаты, дал ему инструмент и попросил зафиксировать вниманием боль в одной точке. С моей помощью у него это получилось. Мы провели сгусток пульсирующей боли из головы в руку, от туда по инструменту в воду и растворили её там.
— Как вы себя чувствуете?
— Боль прошла.
— Я это вижу. Вы не ответили. Каково ваше состояние сейчас?
— Я хочу понять почему они
— Этого сейчас делать не надо. Ответьте на мой вопрос.
Пациент долго описывал своё изменившееся, не привычное ему состояние. Я несколько раз отводил внимание от вопроса почему. К вечеру, за разговорами, его состояние стабилизировалось. Он начал понимать окружающий его мир немного осознанно, прошло желание спорить и доказывать что он хороший. Пациент обрёл адекватность восприятия.
Мы с ним победили.
Жаль только одного, он совсем не понял что произошло. Человек живёт, используя оценочную функцию, а она формирует жалость к себе любимому, он не видит происходящего вокруг, он весь поглощён самолюбованием. Когда я смог его внимание развернуть к миру, всё уже закончилось.

PS … сломать психику человека очень легко, особенно легко это сделать когда человек мал или когда он не наделен Знаниями, современные люди сегодня не имеют знаний совсем, все их познания заключены в простом — как заработать на еду, пусть даже очень большую и много, но на еду, к стати сказать яхты, самолёты, виллы и всё остальное иже с этим, это только инструменты понтов во время еды — от сюда следует что их вера лежит в плоскости отсутствия вариантов, то есть, есть деньги, ты живёшь, нет денег, ты не живёшь, Вера Человека всегда находилась и находится в области его Способностей Сотворчества с Богом, по Образу и Подобию коего и был Сотворён Человек, а значит имеет вовсе не материальные основы, Вера она лежит в плоскости Способностей Духа Сотворять мир вокруг Человека
… так вот, бить ребёнка за то что ты положила, пусть даже последние деньги, куда-то и забыла об этом, нельзя, этим ты изменяешь его Судьбу, а исправить Судьбу, как утверждают кабалисты, невозможно, за это человек заплатит здоровьем или своим окружением
… мы изменили Судьбу пациенту, вернули ему здоровье и упорядочили мир, укрепив его вокруг него, сделав его понятным и осознанным
Вывод — сделать можно всё, нужно хотеть и не бояться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *