Как изменить ребёнка. Судьба.


Предисловие.
«… никак не возможно требовать от одного винтика измениться, в то время как он является частью исправно работающего механизма часов …»
Услышав это, любой поймёт что данное не лишено логики, но в это же время он будет страстно желать для своего ребёнка лучшей Судьбы. С этим желанием не согласиться трудно. Мы все хотим детям нашим лучшего.
Но давайте рассмотрим несколько бытовых сценок. Нет. Не для того чтобы ткнуть пальцем в глаз, а только понимания ради.
… работа выматывает, надо отдохнуть, шопинг лучшая разрядка, ребёнок естественно рядом — вопрос: как ребёнок будет отдыхать, разумеется слоняясь по магазинам и покупая ненужное …
… вы обожаете порядок и чистоту в доме, хотите привить это и ребёнку, но он не делает так как вам хочется, вы его ругаете постоянно — вопрос: будет ли ребёнок любить порядок, разумеется нет, ведь он всё делает из-под палки вам в угоду …
… вы обожаете компанию, глоток виски со льда, хороший покер, колкие анекдоты за зелёным сукном, удачливых друзей и красивых спутниц, вы проводите время в компании беря с собой семью — кажется разумным — вопрос: как сформируется пристрастие ребёнка проводить свой досуг, разумеется в кругу весёлых друзей, а учёба подождёт …
Это простые логические модели поведения создающие стереотипы поведения ребёнка.
Получается, мы хотим изменений, сами при этом не желаем создавать для изменений необходимых условий. Мы не желаем понять, если мы и далее будем жить как прежде, наши дети продолжат наш путь и другого им взять просто негде.

— Моя дочь совершенно не желает учиться в школе, я уже ума не приложу как на неё воздействовать, ничего не помогает.
— А сколько лет дочери?
— Двенадцать.
— Кем она хочет стать?
— Она хочет стать актрисой, звездой мировой величины.
— Хорошее желание. А у вас есть кто-то в роду из актрис или актёров?
— Да никого нет.
— А кто есть?
— Я врач, бабушка врач, папа работает наёмным директором на заводе.
— Откуда взялась актриса?
— Да мы её устроили в театральный кружок и она там блистает на сцене.
— Простите. Я надеюсь что вы понимаете бесперспективность в вашем случае ей стать актрисой. Её просто некому продвигать к вершинам Мельпомены. А вот стать врачом вашей дочери, сдали одни козыри на руки.
— Я понимаю, но она не хочет ничего слышать.
Мы собрались вечером на кухне все вместе, только взрослые. Мы совещались как быть с ребёнком. Ситуация была сложной. Я предложил вариант решения вопроса. Все согласились. Мы начали работать.
По плану через месяц было намечено некое действо, в котором мне отводилась роль волшебника, я должен был совершить чудо и уговорить девочку учиться.
Месяц пролетел незаметно.
— Познакомься это Михаил Анатольевич.
— Очень приятно.
— Он у нас волшебник.
— Волшебников не бывает.
— А ты это ему скажи.
— И скажу. Михаил Анатольевич. Волшебников не бывает. Вот.
— Я с тобой согласен. Не бывает. А я есть.
— И что? Вы же не волшебник.
— Смотри. Фокус покажу. Изменю время. Мы с тобой здесь, а все на секунду позже. Ты их будешь видеть как застывшее изображение.
— Ого. Круто.
Я щёлкнул пальцами. Мама, папа и бабушка застыли за столом как восковые фигуры. Мы заранее договорились и они это хорошо отрепетировали. Но они не знали что будет дальше, мы это не оговаривали, все надеялись на чудо и на то, что им делать ничего не придётся.
Интересное положение вещей. Двенадцать лет они все формировали данный инцидент, а решать его должен я и причём волшебным образом, к слову заметить, они рассчитывали что это для них будет безболезненно.
Но уговор молчать и не шевелится был и все обещали соблюдать договорённость неукоснительно, что бы не произошло.
— Если их вилкой ткнуть, что будет?
— А кого бы ты первого ткнула?
— Папу жалко, он меня любит. Мама нужна, она меня кормит. Бабушку.
— Бабушка не нужна?
— Нужна.
— Тогда кого?
— Тогда никого.
— Ну и хорошо.
— А вы и правда волшебник. С вами можно в тишине посидеть и предки не достают. Сидят себе и тупо в тарелки пялятся.
— Да это ерунда. Хочешь я тебе открою одну тайну. Ты от неё точно на потолок запрыгнешь.
— Человек не может сидеть на потолке, он не муха.
— Так тайну открыть?
— Да. Только я не стану сидеть на потолке, можно.
— Можно, не сиди. Тайна в том, что я дал твоим предкам одни инструменты, заметь настоящие волшебные чудодейственные. Эти инструменты, мы договорились что они будут использовать для того что бы тебе помогать учиться и становиться человеком.
— Ого. Круто.
— Только твои предки не выполнили договор. Они пользуются этими инструментами для личных нужд с корыстными целями.
— Ага. Значит тыкнуть вилкой надо всех.
— Погоди. Ты дослушай.
— Говори волшебник.
— Получается интересный балет. Твоим предкам просто плевать на тебя, а всё что они говорят, это только слова в угоду принципам общественной морали. Решать тебе твои вопросы по жизни придётся самой.
— Это как? Я надеялась на них.
— Очень просто. Деньги имеют способность заканчиваться, а чтобы их зарабатывать нужны уникальные знания. Твои предки не вечны и свои знания они с радостью унесут с собой в могилы.
— Я так и думала.
— Делиться с тобой своими знаниями они вовсе не намерены. Они считают что с тебя и средней школы достаточно, типа мы тебя родили, кормили, одевали, всё остальное сама добудешь, не барыня чай, все своим трудом и в муках свою дорогу к счастью строили и ты тоже должна как все.
— Вот гады. Я их жалела, а стоило вилкой тыкнуть. Можно волшебник?
— Нет. Не сейчас. Ты слушай дальше.
— Дальше уже не куда. Хоть на потолок лезь от такой жизни.
— В этом нет смысла. Поверь. Хочешь, я изменю для тебя мир. Но тебе придется самой учиться у них тому, что они знают. Я их плохих оставлю там, на секунду позже, а сюда приведу других, хороших. Они с удовольствием тебе дадут всё что сами знают и умеют. Хочешь?
— А у меня есть выбор?
— Я думаю не велик.
— Что это значит?
— Это значит что тебе уже уготована Судьба в которой тебя ждут одни неудачи, разочарования, предательство, измена, жестокость, нищета, болезни и дом скорби для душевно больных.
— Психушка?
— Да именно она.
— Почему?
— Очень просто. Все психиатрические заболевания начинаются там, где заканчиваются результаты. У тебя результаты даже не начнутся. Ты не учишься и тебя никто не учит ни чему.
— А если я буду учиться?
— У кого?
— У них.
— А они хотят этого?
— Раньше они не хотели меня учить. Заставляли смотреть мультики дебильные. Только бы со мной не заниматься. Потом училок стали нанимать всяких, одну хуже другой. Ненавижу их всех.
— Скажи что хочешь учиться у предков и я всё изменю.
— А если не получится?
— Получится.
— Точно?
— Однозначно.
— Да. Не хочу в психушку. Буду учиться. Колдуй волшебник.
Я щёлкнул пальцами. Мама, пара и бабушка зашевелились. Девочка смотрела на них с недоверием. Произошедшее привело предков и правда в полное недоумение, но скандалить никто не стал, все просто не знали что им делать. Всё что мы репетировали осталось за бортом.
— Видишь. Они согласны с тем что ты хочешь. Они улыбаются.
Родители и бабушка улыбались, но это было совсем не естественно. Это было как-то по кукольному. Девочка повернулась ко мне и сказала.
— Я поняла. Я буду учиться. А если они станут прежними, я их вилкой тыкну.
— Тыкни. Я тебе разрешаю.
… больше мы не виделись с девочкой, но я знаю что она стала человеком …
Послесловие.
«… тот, кто предложит тебе безопасность на своей территории, будет предателем …» Марио Пьюзо «крёстный Отец»
Так вот, тот, кто обидется, тот не будет меняться, а значит не станет менять систему, значит будет мешать, соответственно должен быть убран из системы, это необходимое действие для получения Результата, разумеется если вообще нужен результат и вы не собрались поговорить на досуге, как те что обиделись.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *