… долг перед Обществом …


Моя общественная работа.
Я сам задаю этот вопрос себе постоянно.
Всё ли ты делаешь что можешь, не ленишься ли, честно ли перед собой и мальчишками выполняешь то, за что взялся?
Знаешь ли ты куда приведёт твоя мысль этих ребят с которыми ты работаешь?
Ответ всегда один.
— Да. Знаю.
— Хорошо когда есть такая уверенность. А вот вопрос: что делать? Мальчишка пять лет занимался, стал серебренным призёром на кубке северозапада, в него вложили столько любви и труда, а он не сказав, не спросив, не посоветовавшись с тренером перешел в другой клуб, просто поманили, нарисовали розовые дали, он бросил друзей, предал тренера и ушел. Это твоя недоработка.
— Не соглашусь.
— Почему?
— Переманивание мальчишек из секций для получения авторитета и наживы на чужих заслугах и чужом труде это практика обычная.
— Так твоя работа и заключается в создании психологической устойчивости личности и коллектива в целом.
— Мы, к сожалению, не в Шаолиньском монастыре куда не проникают общественные логика и мораль и на одно моё слово звучит тысяча маминых и десять тысяч слов всех кого ни попадя.
— Твои слова что святые?
— Нет. Но я еще летом прошлого года говорил этому медалисту в летнем лагере что он своего мнения не имеет и полностью подвержен тому, что ему кто-то говорит.
— Увидел, а что сделал?
— Детально объяснил что делать летом на каникулах, дал контакт для связи в случае появления вопросов и более того предложил постоянно заниматься удаленно. Но медалист придумал убедительную версию рыбного промысла, торговли сушеной рыбой, сложностями дома, а оказалось все банально, медалист фантазировал.
— Его друзья знали что он обманывает?
— Узнали, но ничего не сказали, они защищали свои будущие обманы.
— Сам-то веришь в то что сказал?
— Простая система копирования, все лгут вокруг друг другу по этому и дети делают то же самое.
— Все виноваты кроме тебя.
— Нет. Я так не считаю. Вину ни на кого не перекладываю и сам от ответа не бегаю. Могу сказать только одно: «… мы можем что-нибудь изменить, нет, тогда не вижу смысла паниковать …».
— Цитировать мафиози не этично.
— Я только сказал что никто не собирается ничего менять. Он сделал выбор и мы уважаем его выбор.
— Вы его вышвырнули на улицу?
— Нет. Он ушёл, стал взрослым и ушел, ушел совершать подвиги во имя кого-то.
— Вы не можете так поступить. Вы потратили время. Это не разумно.
— Не разумно стать подстилкой и позволить вытирать об себя ноги.
— Нет вы определенно критины. Общество вас не поймет.
— Мы работаем, я работаю не за одобрение общества или какого-то там персоналия. Я работаю для них, для пацанов.
— Сумасшествие.
Сегодня у пацанов соревнования. Вчера провели тренировку, сказали, поправили, объяснили. Сегодня они докажут что они стоят на ковре.
Смотрю. Они сидят играют, болтают, не волнуются. Словно всю жизнь только и делали что дрались и это их привычная среда обитания. Тренер и я, мы больше волнуемся за них.
Переоделись. В зале прохладно. Остынут. Будут медленными. Мы их не толкаем разминаться. Сами должны соображать. Боец должен быть самостоятельным в принятии решений, в этом есть смысл подготовки самообороны.
Пришёл четвёртый выступающий на ковре сегодня малыш. Опаздывал. Теперь торопится. Но он спокоен и не боится.
Противник на ковре разминается. Бицепсами трясёт. Пугает. Пацаны улыбаются, глядя на их гарцовку.
Бои начались.
Один уже в копилку побед!!!
Мальчишки торопятся на ковер.
Бои идут под флагом федерации тайквондо, все от президента федерации, судей и мальчишек свои, мы чужие, по этому судят в одну сторону. По очкам всегда мы проигрываем. Но нокауты все наши и малыши их дают от души.
Есть!!!!!
Победа наша!!!
Чемпион наш!
Трудом досталась. Судьи даже перестали нажимать свои кнопки на пультах. Явное преимущество было действительно явным. Противник бегал, а тренерша верещала о справедливости и взывала о правилах и их соблюдении.
Мы победили. Пацан просто молодец. Дух его несломим. Он победил. Искренние поздравления!!!
— Ну вот как всегда. Один работал, а все потом примазались к Славе. Тебе не стыдно.
— Я не примазался. В этой огромной победе есть малая капелька и моего труда.
— А кричишь словно ты сам дрался на ковре.
— Ты хочешь отнять Победу?
— Нет. Я просто так, сказал что вроде того
— Отнять уже не получится. Опоздал. Победа сияет как Солнце над полем боя и навсегда останется таковой. Никто ничего изменить теперь уже не в состоянии.
— А что если и этого Героя переманят конькурэнты?
— Это теперь не важно. Теперь доказано что медалист не уникальная личность, а всего лишь плод творчества Гения и Таланта тренера. Доказано что он может сделать чемпиона и не одного. Так что Победа сияет и будет сиять всегда.
— Ну хорошо. Не спорю. Уел.
Завтра утром рано подъём и в спортивный лагерь, нас ждёт очень много работы.
Утро.
Куча сумок с инвентарём и спорт оборудованием для тренировок.
Ждём машину.
Заехали.
Лагерь нас встретил приветливо. Собаки не лаяли, хозяин улыбался, Солнце сияло над горизонтом, мороз крепчал, какава закипала. Пионэры выкладывали на стол мамины бутэрброды, крупу, тушенку, сгущёнку, гематоген и рыбий жир.
Сборы начались, а никого ещё не побили — дружные ребята, не первый год по лагерям.
Попался пакет с мороженой картошкой. Запах спицъфицъсский. Видимо в машине оставили, поленились тащить домой, ночью была двадцатка зимы. Вот и результат — голодные дети.
Тренер заботливо расселил всех по номерам, назначил старших, определил степень ответственности и меру спроса. Старшие незамедлительно приступили к разъяснению регламента, минут двадцать было шумно. Плачь стих, лагерь перешел на нормативную лексику.
Жратвы оказалось целый вагон. Невероятно сколько ест пятнадцать человек за неделю.
Говорят что нас восемь миллиардов ртов, сколько же мы потребляем, а сколько гадим, невообразимо. А вот мои три пакетика овсянки я положил на стропилу, килограмм двести на неделю, думаю еще останется, неправильно расточительно относиться к себе.
Пионеры наводят порядок на кухне, дежурная смена раскладывает продукты. Остальные старшей группы чистят снег на площадке для занятий, нашли где-то лопату и резвятся на Солнышке как медвежата. С младшей группы шестеро малышей пошли искать по территории лагеря палку для флага. Они похожи на рыбок, стайкой ищущих корм на дне пруда.
Палку нашли. Флаг повесили. Лагерь начался.
За то что заложил своих, поступив, как учат в детском саду, малыш получил двести отжиманий, лекцию о правилах поведения в боевом подразделении и волшебный пендаль напутствия.
С криком — чьи тапки? Пара детских тапочек полетела в сугроб. Непродолжительная лекция, над копающем сугроб пионером, была предельно лаконична и доходчива для сознания, закрепил понимание порядка постановки обуви в коридоре дружеский лоу-кик.
Взаимоотношения в лагере устанавливались под развивающимся флагом элитного клуба «самозащита».
Четырнадцать мальчишек в возрасте от шести до четырнадцати готовили плацдарм для занятий. Раздавался смех, хруст снега и болтовня малышей.
Привезли предпоследнего малыша, остался еще один, опаздывает, у него медкомиссия.
Все в сборе.
Поговорили, устроив «круг», выяснили все ошибки и просчёты друг друга. Никто не обиделся, хотя не было приятно слушать в глаза все, что ты делал не верно. Но это учеба и парни учатся с удовольствием. Особенно стоя в «планке» или отжимаясь, а тренер громко и доходчиво рассказывает как устроен мир взаимоотношений папуасов и общества. Никто и не усомнился ни единожды что он и есть тот самый папуас который ничего не понимает и все делает как святые на душу положат.
Пришли из бани. Попарились. Прыгали в прорубь. Мылись.
Гречка с тушенкой на ужин, иван-чай, чеснок, лук, черный хлеб. Полная тишина. Никто не ноет. Не ругается. Все едят. Устали.
Тренер дал перед отбоем совершенно новое задание. Днем был «круг» на нем разбирали в присутствии всех поступки двух парней из старшей группы. Одного выгнали из клуба. Второму сделали предупреждение от которого невозможно отказаться. А сейчас, вместо обычной похвалы прошедшему дню, надо говорить правду в глаза другу, с кем плечо в плечо идешь рядом по жизни.
Для всех это стало сложностью, но преодолели с помощью нашей парни и стали сильнее. Теперь это Правило каждого дня для всех навсегда.
Да! Тренера бы и мне такого в детстве, многого можно было бы добиться и многих ошибок не совершить.
Виват Тренеру!!!
Утро.
Все спят. Еще нет восьми. Вчера устали. Баня была.
На улице мороз, Солнце, полный штиль. Белый снег, что ночью все выбелил, сверкает россыпями алмазов по сугробам.
Скоро прозвучит подъем и полетит, зашумит новый день в лагере.
День в разгаре.
Зарядка. Завтрак. Занятия теоретические. Практика ведения боя на улице. Кто ноет, тот чистит снег. Снегу становится все меньше и меньше.
Кому не хватает силушки богатырской, для того есть кувалда на длинной ручке и покрышка от здоровенного трактора, молоти пока не устанешь. И малыши молотят с удовольствием.
Построили горку, залили ее водой из проруби. Устали все как маленькие лошадки, в снегу навалялись, мокрые и веселые пришли на обед. Дежурная смена в это время готовила вкуснейший суп, секрет которого еще со времен Александра Васильевича графа Суворова хранится в строжайшей тайне специальных подразделений и проходит под кодовым названием в секретных документах Генштаба как «суп из топора».
После обеда посмотрели минут двадцать из фильма «майор Пэйн» и опять на улицу учиться быть мужчинами. Тяжело, больно, обидно, но среди друзей терпимо, потому как непозлобе.
Перед ужином играли в «царь горы», катались на ватрушках. Очень все устали.
Солнце склоняется к закату.
Мороз набирает обороты.
А у малышей загорели лица и румянец играет на щеках.
Вечером была уха из форели.
Вкусно до невозможности.
Потом высказали, полечили, поправили и пошли спать. Поболтали и угомонились.
Спокойной всем ночи.
Утро третьего дня спортивного лагеря началось рано. Солнце взошло и разбудило ворон окрестных. Они нашли мешок с отходами лагерной жизнедеятельности, разорвали его. Растащили все бумажки по территории. Зарядка была очень веселой. Малыши ругали ворон и собирали бумажки, уносимые от них утренним ветерком. Серые разбойницы каркали, летали, радуясь тому, что они натворили.
После вкусного завтрака старшая группа занималась психологией ведения боя на ринге, а малыши изучали английский язык. Дежурные начистили целый казан картошечки. Сегодня на костре будет приготовлена картошка с луком и мясом, самое вкусное кушанье в походе.
Мальчишки оделись, помогая малышам и пошли заниматься физической подготовкой на улицу.
Сегодня потеплело значительно.
— Вот ты и тренер позволили мальчишкам вечером говорить то что они думают. Зачем? Можешь мне объяснить?
— Могу.
— Объясни.
— Всё просто. Они учатся говорить свои недовольства. Просто хотя бы выразить их в словах.
— И к чему это приведёт?
— Они этим воспитывают Совесть в себе.
— А как тогда ты можешь объяснить вчерашнюю претензию Амлэта к тебе лично.
— Очень просто. Он боялся после парилки выйти на мороз.
— Но ведь ты его заставил снегом обтираться.
— Вовсе нет. Я только сказал что это здорово и показал как я сам это делаю.
— И что?
— Он просто повторил за мной.
— Но он вчера требовал его после парилки не заставлять снегом обтираться, просил относиться к нему с уважением, настаивал что он личность и с ним надо обращаться как с личностью.
— Так я и делаю. Его все называют Никита Андреевич, относятся на Вы, ничего не заставляют делать, во всем ему прислуживают и угождают.
— И что?
— Ничего. Только то что он попросил. Нам всем это не сложно.
— Вот. А он сегодня утром кашлял.
— Ничего страшного. Спал раскутавшись, вылез из спальника и остыл. Я его поднял еще до подъёма и вылечил. Затем напоил чаем с лимоном, надел шапку и шарфик, положил в спальник и он до подъёма больше ни разу не закашлял и весь день чувствует себя отлично.
— Но сегодня баня и его опять в снег.
— Вовсе нет. Никита Андреевич сегодня в баню не идет. Более того он не занимается со всеми вместе, он лежит и читает книжку. Потом степенно гуляет. С ним рядом прогулку совершает его друг Максим. Они ходят и разговаривают о поэзии, о видах на урожай, о стоимости крестьян в губернии, о лошадях.
— А вот вчера один малыш высказал Никите Андреевичу претензию что он не ныряет в прорубь. Что ты по этому можешь сказать?
— Ничего. Никита Андреевич сам ответил малышу на его вопрос. Он сказал что если у него будет храбрость, он обязательно нырнет в прорубь. Утром тело решило в прорубь не нырять и закашляло. Я и не заставляю его идти в баню. Зачем заставлять личность супротив ее воли. Это не гуманно.
— Но ты своими выкрутасами выделил бедного мальчика из общества. Его не любят.
— Вовсе нет. Всем очень нравится как Никита Андреевич и Максим, словно батюшка барин, ножками своими хрустальными степенно ступает по снежку. А вот когда кот местный пошел к проруби, так Никита Андреевич бросился с горки бегом на перерез несчастному животному, бросился спасать кота от верной погибели в мутных и холодных водах пруда. Настоящий хозяин только так поступить может, себя не пожалеет за скотину малую.
— Ну хорошо. С котом понятно. Не спорю. Героический поступок. Но ведь вы деретесь и сквернословите. И это в присутствии его, он ведь все это видит.
— Да ну что вы право. Разве это дело. Никита Андреевич смотрит на эти шалость дворовых мальчишек совершенно спокойно. Он как бы выше этого всего и оно его задеть вовсе не может. Я же говорю что Никита Андреевич смотрит на все поотечески, подоброму.
— Ну хорошо раз так. Все-таки надо уважать права личности.
— Мы и уважаем.
Солнце клонилось к закату. Мальчишки учились воевать. Никита Андреевич с Максимом нагулялись, пришли в дом и легли читать книжку. Личности право имеют.
Скоро баня.
Скоро прорубь.
Скоро будет веселье.
Сегодня пар удался. Солнце село за горизонт. На небе ни облачка. Ветра нет. В клубах пара с криком малышня окунается в прорубь и бежит опять греться.
Настоящие воины будут эти мальчишки. Весь день на морозе боролись, дрались, учились, а теперь парятся и в снегу и в проруби купаются.
Любо дорого посмотреть на них. Вот бы в наше время такое бы было, им можно только позавидовать.
Поужинали, досмотрели кино про гладиатора. Поговорили о недостатках друзей, сыграли отбой.
Ночь ясная, звездная. Мороз посеребрил деревья. Воздух чистый, не надышаться.
Ночь прошла. Сорок минут до подъёма. Никита Андреевич не кашлял. Можно ставить в строй, разумеется сперва в обоз, это очень важно для коллектива, порядок должен быть на всех уровнях подразделения.
Некий Батончик, он регулярно опаздывает на зарядку, пора будить и готовить к выходу на зарядку, а то из-за него все отжимаются, это не правильно.
Утро начинается.
Подняли. Умыли. Одели. Вывели на зарядку. Убрались в помещении. Позавтракали. Провели утренние занятия по английскому и психологии боя. Стали собираться на улицу, на занятия боевой подготовкой.
Никита Андреевич с Максимом будут гулять но горке, дышать свежим воздухом Белого моря и тренировать сердце и сосуды, степенно поднимаясь в горочку, беседуя о приятных эпизодах в литературе.
Боевая подготовка для мальчишек, важно ли это для них? Безусловно важно. Это залог их будущих побед на ринге, в учёбе, в общественной жизни, работе и бизнесе, в семье.
На улице минус три, ветер, облачно, влажность, но мальчишек не загнать, они валяются по снегу как котята целой кучей, рычат, пищат, кричат, не плачет никто, только снежная пыль стоит столбом.
После обеда поднялся ветер. Низкая облачность разразилась снегом. Вороны летели вперед хвостом. Для беломорья это нормально. Малыши оделись и пошли играть в «щучку». Первой щукой стал тренер.
Визг. Писк. Крик. Обгоняя ветер помчалась стайка малышей куда глаза глядят, но дорожек совсем не много, а щука бегает быстро. Сугробы ловили малышей в конце тропинок, они увязали в снегу по самый бамбончик на их шапочках. Веселья не было предела. Снежные комочки с криком носились по дорожкам вокруг домиков лагеря.
К Никите Андреичу присоединился еще один желающий защиты, спокойной жизни и понятных перспектив малыш. Он был помладше Максима, по этому не конкурировал с ним в помощи и в основном шел сзади, молчал и в светские беседы не встревал. Никита Андреевич, степенно ставя ноженьки на свежий снег, шел смело глядя в даль. За ним шли его верные друзья семеня подобострастием в каждом шаге.
Щука металась в снежной круговерти отлавливая малышей, буксующих в снегу.
Вечерело. Сегодня нас ждет уха. Ее готовят здесь просто мастерски. На моей памяти нечто подобное я кушал в ресторане Витебского вокзала еще в благословенные времена Леонида Ильича Брежнева. Как это было давно.
Соратники привели Никиту Андреевича домой с прогулки. Разули, раздели, за стол усадили, чаем потчуют. Сидят рядом и мирно беседуют о прочитанном в книжке.
Никита Андреевич сегодня не кашляет, улыбается, аппетит хороший, с улицы даже румянец на щеках проступил. Здоров. Все говорит что здоров.
Ушли в свою комнату. Уложили Никиту Андреича в спальник и Максим начал ему читать книгу.
Идиллия. Чаю горячего подали. Ухаживают, заботятся, кашель он дело такое, неровен что, всякое бывает, тут надо быть внимательным.
— Вот объясни мне пожалуйста. Вчера вы были в бане. Это по расписанию. А сегодня вас вне расписания и бесплатно опять пригласили в баню. Не вас одних, а всех, весь отряд. Это что такое за подарок Судьбы?
— А чё тут такого? Это сиротский подгон.
— Я не понимаю твоих словечек. Ты объясни на простом гражданском языке.
— Хорошо. Вчера мы были в бане. Помнишь.
— Помню.
— Хозяин базы пришел и попросил перейти в другую, менее жаркую баню. Помнишь.
— Помню.
— Мы просто перешли и еще спасибо сказали. Помнишь.
— Помню и удивляюсь вашей беспринципности и сговорчивости. Как малые дети.
— Почему как малые дети?
— Надо было отстаивать свои права. Надо было предъявить.
— Да засунь ты себе свои права и предъявы. Глупости это всё для идиотов. Мы оказали уважение хозяину базы. У него накладка вышла, мы в бане и приехали чины на пагогах, ему косяк вышел, они в стойку, а мы чисто взяли и разрулили все на будьте любезны. Вот нам и подгон сделали.
— Я всё равно не понимаю.
— Ну и не печалься. Ты же в бане был.
— Был.
— Вот и ладно. И не парься.
Потеплело. Ветер и снег. Сугробы намело. Завтра полнолуние.
Скоро отбой. Мальчишки с бани бегут. Радостные. В проруби набарахтались.
Утро. Малыши спят. Никита Андреевич не кашляет. Максим смотрит за ним чтобы он не раскутывался во сне.
Второй малыш, что за Никитой Андреевичем ухаживал, бросил это дело, говорит надоело бесцельно ходить, хочу заниматься. Сегодня он будет заниматься вместе со всеми.
Вчера вечером опять делали друг другу замечания и учились словами выражать свои мысли. Трудно, но вода камень точит и если делать, то непременно получится и получается.
Великое Терпение есть у их тренера. Малышам повезло.
Так. Всё. Начинаем поднимать самых медленных, пусть учатся все делать быстро.
Утро начинается.
Вперёд.
Зарядка сегодня проходила в снегу. За сутки замело все дорожки, тропинки, площадку. Малыши буксовали, но упорно бежали. Снег был не липкий, что не утяжеляло одежду и делало зарядку возможной.
Никита Андреевич пил утренний чай, а Максим читал ему книжку о судостроении на Атлантике. Долька лимона плавала в кружке горячего чая, пар струйкой поднимался и щекотал нос Никиты Андреевича.
Сегодня заключительный день. Заключительные занятия, завтра подведение итогов. Заключительные бои. Баня. Прорубь.
На занятиях говорили о единстве которое возникает в секции среди единомышленников мальчишек. О возможных перспективах в жизни которые открывает единство. О договоре, который скрепляет это самое единство и о принципах построения взаимоотношений: честности, уважении, верности.
Это разумеется все мальчишеский максимализм. Жизнь все расставит по своим местам. Но даже не попытаться это создать хотя бы в ранней юности, это не правильно. Как же тогда жить, если нет настоящих друзей за спиной. Тогда всю жизнь придется жить одному.
Сегодня опять Солнечно. Небо до страсти голубое. Редкие облака словно барашки летят от горизонта к горизонту.
Завтра день отъезда.
Баня сегодня была с дубовыми вениками. Настоящими, словно шелк нежными и душистыми. Это подарок хозяина базы. Мы каждое утро брали его внука с собой на зарядку. Он знакомился с ребятами. Хороший парень, крупный растет, хоккеем занимается.
Ветер стих. Солнце село. Небо рассыпало звезды. Крупные, яркие. Полная Луна сияет, аж местный кот щурится от ее яркости.
Разговаривали до ночи. Ни у кого не осталось обид к друзьям. Разрешили все, даже самые маленькие споры.
Ночью вставал проверить всем ли спать тепло, не раскутались ли пацаны во сне.
На улице ветра нет. Иней на деревьях. Луна над горизонтам серебряным диском застыла. Небеса предрассветным Солнцем розовеют по горизонту. Высоко мне послышался крик гусей. Весна летит на их крыльях. Скоро оживёт вся Природа. Очень скоро все изменится.

P. S. Совсем не давно общество разделилось на сиятельства и холуёв. Не все понимают что они холуи. Так вот чтобы понимание пришло и было во веки веков и детям и внукам. Из тыквы делают страшную рожу, ставят внутрь свечу и эта, его Сиятельства рожа, празднуется холуями на праздник Хэллуин.
… друзья мои, не приносите в свой дом с улицы всякую гадость, это может оказаться для вас совсем не полезно …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *