В дороге.


В дороге.
Северный аэропорт.
Уютно. Тепло. Хороший кофе. Тихо. В Пулково огромное количество гостей из Китая, от них шум такой, не слышно что объявляют, они словно чайки. Здесь тишина, люди спокойные, не спешные. За окнами конец июля, тополиный пух только полетел, перестраивают построенное недавно — власть меняется, вводят свои порядки, устанавливают статус за счёт налогоплательщиков.
Молодая пара, сидят в кафе, ждут регистрации. Чай, пирожное, глоток виски. Летят отдыхать, он бизнесмен, она одета ярко, вызывающе. Ведут себя устало, буднично, словно вся жизнь на гастролях. Ориентируются в аэропорту свободно, с барменшей знакомы. Разговор не слышен, пока.
— Как думаешь, они муж и жена?
— Он занят коммерцией, а она из эскорт услуг. Сопровождает к морю. Ну, чтобы не так скучно было вискарить.
— А чего бы такое мнение? Колечек не увидел.
— Ты внимательно посмотри на неё.
— И что?
— Если бы жена так смотрела по сторонам ещё в аэропорту и облизывалась, этот молодец полетел бы один, её отправил домой и плевать на билеты.
— Что есть, то есть. Хороша!
— Оставь их, пусть сидят. Смотри, таксисты оживились, борт пришёл. Выходят. Загорелые, с детьми, с моря.
— Не очень на них и заработаешь. Они уже все потратили там, на юге.
— Согласен. Лица у бомбил грустные. Прилетевшие гусеничку построили на автобус.
— А вот смотри, пара парней выходит в зал, они явно пассажиры. Сейчас начнут перебивать. Точно. Началось. Подерутся?
— Нет.
— Да ну тебя. Драйва нет. А ждать еще долго.
— Нет. Посадку объявили. Кофе допьём и вперёд, домой.
— А молодые? Может посмотрим ещё. Они уходят. Ох и хороша. Чисто фемина.
— Идём. Продолжим после регистрации. Дорога может стать интересной, надо только включить наблюдательность исследователя и писать всё, что попадается под перо.
— Шикарный каламбур! Пописать пером всё, что попалось на пути.
— Где ты набрался такого?
— Так помнишь как-то ехали поездом в сидячем вагоне?
— Я сидеть не ездил пока. Это ты не в моей жизни опыт приобрёл.
— Да мы под Москвой отстали как-то с твоим «ещё по рюмочке и всё». Добирались на пассажирском. Вот там у пассажиров и подглядел логику построения взаимоотношений.
— Эта логика не правильная.
— Любая логика имеет место быть.
— А это ты где снял с языка?
— Так в Сандунах два полковника силовика, не уж-то не помнишь.
— По чем мне знать что два голых мужика полковники из силовой структуры.
— Да у них на лбу написано что они всю жизнь только и делали что допрашивали.
— Да. Достался же мне собеседник по жизни. Чисто промокашка какой-то.
— Ну ну. Прошу не называть меня так. Это для меня унизительно. Могу и уйти.
— Иди.
— Я погорячился.
— Тогда пойдём вместе, регистрация заканчивается.
Практически не проверяли. С уважением, доверием и очень деликатно. Север одним словом, тут гостей мало. Очень чисто и всё исправно. Тихо, один малыш с мамой обсуждает воздушного змея и в баре молодая пара, предприниматель и та, что хороша, уже что-то делят.
— Он с ней отдохнёт.
— Не говори.
— Он уже прилично принял на грудь. Могут на борт не пустить.
— Пустят. Она не даёт ему пить.
— Это зря. Он напротив наглотается. Он же мужик типа, знай своё место.
— Правильно. Ей это и надо. Он пьёт, она отдыхает. Платит он и все. Хороший гешефт в хороших условиях.
— Ого! Ты послушай что малыш рассказывает.
— Слышу давно уже.
— Вот фантазёр.
— Обрати внимание на его логику. Как складно излагает. Ему ещё семи нет, а он уже маме доказывает почему кайт летает и его с собой не уносит в дальние страны инерция.
— Во даёт! По его версии Земля плоская и никуда не летит.
— А ты что, не знал?
— Нет погоди. Он ладно, дошкольник, сказок начитался. А ты, что тоже того, малышок? Где? В каком месте Она плоская? Ты давай меня не пугай, а то я не желаю остаток дней провести в доме скорби. Я уже человек взрослый, общественно солидный. Тебе куда ни шло, ты субстанция эфемерная, чисто духовная, с тебя спросу никакого. А я нет. Я против.
— Не кипятись. Нам лететь ещё долго. В дороге ведь надо чем-то занять свой ум, не спать же, для этого ночь Богом сотворена.
— Ты это прекрати. Я знаю. Как за Отца ты разговор начинаешь заводить, так всё кончается непредсказуемо.
— А ты просто не беспокойся так буйно. Все не без греха. Но, обрати внимание, ни кто камнем в витрину в своё отражение не кидает.
— Ну было. Прости. Больше не повторится. Я ведь тогда что? Я тогда в него кинул камень. Я ведь.
— Оставь. Не надо волноваться. Прошлый раз санитары пожалели. В этот могут так привязать, задохнёшься. Они ведь тоже не хотят чтобы Земля была плоской.
— А почему не хотят?
— Так всё просто. Не хотят себе и хоть ты что.
— Я смею настоять. Вопрос не праздный.
— Вот смотри. Ты как стоишь на Земле?
— Я? Нормально стою.
— А американец, твой друг, как стоит? Вверх ногами?
— Да!
— Вот тебе и причина разницы характеров между нашими народами.
— Я не понял.
— Ну как же? Ты почему не ноешь и не жалуешься? Почему для тебя что ни есть, всё хорошо?
— Почему?
— По тому что все отходы твоей жизнедеятельности стекают вниз к нему. Закон физики. Логично?
— Логично.
— Ему плохо?
— Плохо.
— Вот он и имеет характер всегда жаловаться.
— Слушай! Вау! Логично! Я понял!
— А если мир плоский, то все в одинаковых условиях и тогда всё.
— Что всё?
— Как что?
— Что? Плоский?
— Да.
— Беспокойно мне от этого твоего вывода стало.
— Может в бар пойдём? Овискаримся?
— Неееет. Это кончится плохо. Вечером работать.
— Ну хорошо. Смотри на малышей, вон как их прибывает. На море летят. Расти под Солнцем Юга.
— Заметь. Северные малыши все очень спокойные и воспитанные.
— Ага. Скажи еще что это по тому что они все знают что Земля плоская.
— О как тебя. Может Санитаров?
— Нет.
Пойдём на посадку. Скоро дома будем. Отдохнёшь. Взлетели. Много детей на борту. Летят в Питер, праздник Военно Морского Флота России, Нева, корабли, парад, президент будет. Событие!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *